Tags: сша

party_leaders_foto_4.gif

Интересное мероприятие. Меня натовцы уже на такие не зовут.

Обзор Форума.
 11-12 ноября в столице Украины проходил IV киевский форум безопасности. Организатор мероприятия — международный благотворительный фонд Открой Украины, созданный по инициативе Арсения Яценюка для укрепления публичной дипломатии и развитии авторитета Украины в мире, проводит такие форумы ежегодно с 2007 года, собирая на них известных политиков, экспертов, бизнесменов, представителей гражданского общества и СМИ для обсуждения современных угроз и выработке рекомендаций по их предотвращению. За время своего существования форум стал реальной платформой для международных дебатов по актуальным вопросам безопасности и позволил активизировать неформальный диалог между ЕС, США и странами Черноморского региона с целью укрепления сотрудничества в этой сфере. Темой нынешнего форума заявлена «Новая безопасность во фрагментированном мире и ее европейское измерение». Своими впечатлениями от прошедшего мероприятия поделился обозреватель Иа Сергей Сибиряков. Два дня говорили много и о многом, но не очень откровенно. Общее впечатление сложилось такое, что европейцы не хотят дальше быть «младшими братьями» США и не верят, в то, что американцы смогут защитить их своими авианосцами и танками от новых угроз. Они четко понимают, что ситуация, по сравнению с XX веком, находится в цивилизационном антагонизме «Север-Юг».

Инструментами, угрожающими безопасности сытой Европе, являются чуждые культурные архетипы иммигрантов из Азии и Африки (но об этом говорилось кулуарно). Мир де-факто стал уже многополярным. Это признали все известные аналитики, выступавшие на форуме. Много говорили о России и ее роли в новом мире, но все шаги навстречу России будут декларативными, поскольку есть понимание, что у России еще больше проблем в многополярном мире, так как один из самых крупных полюсов нового мира (Китай) возле ее границ. На фоне серьезнейших оперативно-тактических провалов НАТО в Ираке и Афганистане у западного альянса начинается истерика. Обещан вывод войск из Ирака, сроки поджимают, а успехов нет. Ситуацию с привлечение России к операциям НАТО на евразийском пространстве хорошо описал всети гайдпаркер Гейдар Джемаль постом «Приглашение в кружок геокройки и политшитья»:

В условиях цейтнота, в котором оказывается Обама, сверхактуальной становится новая мощная волна наступления на мировой ислам, в центре которого должны оказаться ведущие страны ЕС и Россия. Такое перераспределение дало бы Соединенным Штатам передышку, столь остро необходимую администрации. Россия активно на наших глазах втягивается в конфронтацию с Ираном на внешнеполитическом направлении, одновременно разворачивая медийную исламофобскую кампанию на внутриполитической сцене. Наиболее ярким проявлением последнего стала неутихающая дискуссия, буквально «на пустом месте» — вокруг строительства мечети на Волжском бульваре. (Все точечные застройки в Москве за последние 20 лет не вызвали и десятой доли подобного ажиотажа.)

На самом деле существует широкомасштабная мозаичная панорама, которая складывается в общую картину при наличии определенной перспективы. Ее отдельные элементы проходят без особой фиксации общественным вниманием, но собранные вместе они свидетельствуют о том, что подготовка к демонтажу России перешла в активную фазу. Встреча Медведева с Меркель и Саркози несомненно относится именно сюда: на ЕС возложена задача добиться вовлечения Москвы в общеевразийский геополитический кризис.

Меркель и Саркози выступают в данном случае, как Лиса Алиса и Кот Базилио, соблазняющие российского Буратино. Только вместо предложения закопать свои золотые на Поле Чудес и отправляться спать эта парочка заманивает российское чиновничество в сотрудничество с онтологическими врагами нашей страны обещаниями каких-то немыслимых дивидендов. Для того чтобы понять, насколько все это абсурдно и на кого все это рассчитано, достаточно вспомнить, что такое Северо-Атлантический альянс, и зачем вообще он возник. В 1945 году США победили и оккупировали всю Западную Европу, а не просто «Третий Рейх». Не только Германия была оккупирована, но и страны — жертвы Германии, а также страны — союзницы США по антигитлеровской коалиции. Американские войска были расквартированы в Бельгии и Голландии, но также во Франции и Великобритании. Всюду процветал «черный рынок», сформированный вокруг американских баз, всюду без различия между Англией и какой-нибудь Италией GI обладали иммунитетом по отношению к местным законодательствам...

Оккупация Европы была институционализирована в форме НАТО. Северо-Атлантический договор есть юридическое закрепление военно-политического (на самом деле, параколониального) господства Америки именно над Европой. Господство над другими частями мира Америка закрепляла в других юридических формах (СЕАТО, СЕНТО и пр.) Советский Союз потерпел поражение в холодной войне, и Россия является правопреемницей СССР и наследницей этого поражения. У нее в НАТО могут забрать бывшие советские геополитические трофеи — страны Варшавского договора, могут забрать внероссийские элементы советской территории — Прибалтику и т.д. Но сама Россия в НАТО не нужна, поскольку она является недобитым до конца осколком совершенно иной геополитической катастрофы, нежели крах Европы. НАТО для России — это поле чудес для Буратино! Конечно, после окончательного распада страны на тех же правах, что и страны Балтии, туда может быть взята какая-нибудь «ингерманландия» (бывший «Северо-Запад»)... Какая-нибудь «кубанская казачья республика» под руководством натовских инструкторов может вести войну против Имарата Кавказ, а «Смоленское княжество» воевать против «диких орд» Поволжья. Вот в таком формате Россия может быть «интегрирована», «привлечена к сотрудничеству» и т.п. Ожидать чего-либо другого — диагноз!

Можно только выразить надежду, что у российского руководства будет достаточно мудрости не принимать участие в натовском Поле чудес.

Возвращаясь к форуму... Он прошел в партнерстве с организацией СHATHAM HOUSE и при финансовой поддержке фонда Виктора Пинчука, Черноморского Траста регионального сотрудничества немецкого фонда Дж.Маршалла, а также Центра информации и документации НАТО. В работе форума приняли участие около 300 известных в мире политиков, дипломатов и экспертов, а также почти 50 представителей украинских и иностранных масс-медиа.

Открытию предшествовал круглый стол под названием «Безопасность: чья ответственность?». В нем приняли участие: Арсений Яценюк — народный депутат Украины, лидер партии «Фронт перемен»; Валерий Чалый — заместитель генерального директора Центра Разумкова; Александр Чалый — Чрезвычайный и Полномочный Посол; Ирина Кобринская — старший научный сотрудник Института Мировой экономики и международных отношений Российской Академии Наук; Ричард Янгсом — Генеральный директор европейского исследовательского института FRIDE (Испания); Сергей Глебов — доцент кафедры международных отношений, старший научный сотрудник Центра международных исследований ОНУ им.Мечникова; Митат Селикпала — профессор факультета международных отношений Университета экономики и технологий Союза торговых палат и бирж Турции; Эндрю Уилсон — старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (Великобритания).

Они обсудили изменения в сфере безопасности для стран Европы и Черноморского региона, связанные прежде всего с влиянием и последствиями глобального экономического кризиса. Серьезное внимание было уделено также анализу экономических проблем Украины и прогнозам возможностей Украины на международной арене в сфере безопасности в случае окончательного выбора между «Востоком» и «Западом».

Относительно ситуации в Черноморском регионе было отмечено, что мир и безопасность в этом регионе имеет стратегическое значение для трансатлантической безопасности, но, к сожалению, этот регион не без оснований часто называют «серой зоной».

Интересная дискуссия развернулась о месте Европы в контексте проблематики форума. Участники обсудили возможность объединения стран Европы на всем континенте, целесообразность такого объединения и высказались о вариантах последствий, в частности о том, будут ли при этом победители и побежденные.

Участники круглого стола отметили, что беспрецедентные по финансовым результатам масштабы кризиса заставили правительства стран упомянутых регионов разработать планы по ликвидации последствий кризиса, а также переосмыслить глобальную финансовую архитектуру для предотвращения дальнейшего ухудшение финансового состояния национальных экономик. В результате чего Европейский Союз сосредоточился на преодолении собственных экономических проблем. А Россия, несмотря на серьезные потери от кризиса, смогла использовать ухудшение финансового положения стран-соседей для укрепления своих позиций на их внутренних рынках. В целом же было отмечено, что дым от пожара мирового финансового кризиса пока еще не позволяет оценить в полном объеме геополитические и оборонные последствия экономического упадка.

По результатам работы круглого стола международные эксперты подготовили аналитические документы, которые в дальнейшем легли в основу работы сессий IV-го киевского форума безопасности.

Два дня работы форума прошли достаточно плодотворно и на высоком экспертом уровне. Участники обсудили трансформации угроз, возникающих в мире, выработали рекомендации относительно шагов на пути укрепления безопасности, как Европы, так и мира в целом.

Форум открыл Арсений Яценюк. Он отметил, что современный мир нельзя назвать безопасным — 3 миллиарда людей живут менее чем за 2,5 доллара в день, 14 миллионов человек за этот год в мире умерли от инфекционных заболеваний, 210 миллионов не имеют работы, 800 тысяч человек погибли за последнее десятилетие от стихийных бедствий и т.д. Яценюк подчеркнул, что проблемы безопасности актуальны и для Украины — сегодня здесь 2 миллиона безработных; 6 миллионов граждан наиболее работоспособного возраста выехали из страны на заработки; 11 миллионов граждан желают покинуть страну — и этот перечень можно продолжить. Для поиска способов решения проблем безопасности страны должны объединиться — самостоятельно с такими проблемами не справиться.

Обсуждение проблем в контексте тематики форума помогло обнажить неоднозначность оценок экспертов реальной ситуации фрагментированного мира по отдельным вопросам и определенных шагов на пути к безопасности у его игроков.

В частности, среди таких вопросов можно отметить высказывания экспертов по поводу принятия украинским парламентом Закона «Об основах внутренней и внешней политики», определившего внеблоковый статус страны. Первым затронул эту тематику заместитель помощника Генерального Секретаря НАТО Роберт Симмонс в своем телеобращении из Брюсселя. Правда, он воздержался от каких либо оценок таких изменений в официальной политике Киева и отметил их как свершившийся факт без каких-либо комментариев «Украина временно сняла вопрос о вступлении в НАТО». А вот представители украинского политикума четко продемонстрировали неоднозначность оценки такого решения. Например, по мнению заместителя министра иностранных дел Украины Александра Горина, принятие такого Закона способствует стабильности в Украине, расколотой ранее сторонниками вступления в НАТО и ОДКБ. Экс-председатель Совета Безопасности и экс-министр иностранных дел Украины Петр Порошенко высказал иное мнение. Он убежден, что внеблоковый статус Украины является риском в связи с тем, что государство находится между двумя военными блоками — Североатлантическим альянсом и Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ). «В какой ситуации сейчас оказалась Украина? Конечно, традиционное преимущество Украины — ее расположение — сегодня может рассматриваться как фактор риска. Она оказалась между мощным Европейским Союзом и странами НАТО — с одной стороны, и достаточно мощным Таможенным союзом и ОДКБ — с другой», — сказал он в своем выступлении. Яценюк оценил принятие закона для Украины еще более жестко — как большую победу российской дипломатии и лично министра иностранных дел РФ Лаврова.

О возрастающей роли России в новых геополитических реалиях высказался руководитель программы России и Евразии, Королевского института международных отношений Чэтем Хаус в Великобритании доктор Джеймс Шерр. А вот ректор Российской академии труда и социальных отношений профессор Евгений Кожокин выразил тревогу тем фактом, что с распространением западных либеральных ценностей в России в одном пакете идет и пропаганда гомосексуализма, разрушающая семейные ценности и усугубляющая демографические проблемы.

Не обошли вниманием участники Форума и проблемы НАТО. Роберт Нурик, член Международного института иностранных дел и общества центрально-евразийских исследований откровенно высказался о том, что расширение для НАТО сейчас не актуально. Необходимо осмыслить ситуацию, возникшую в связи с ослаблением позиций США на евразийском пространстве из-за мирового финансового кризиса.

Такую позицию поддержал и генерал-полковник бундесвера в отставке Клаус Витманн — он заверил участников Форума в том, что НАТО не будет решать проблемы территориальной целостности стран, не находящихся в составе Альянса (Грузии, Молдавии). Свои вопросы они должны решать сами, без применения силовых методов, путем проведения консультаций со сторонами, заинтересованными в урегулировании проблем. Представитель Румынии вице-президент Сената Теодор Мелешкану подтвердил, что хотя и ощущает себя в безопасности в составе НАТО, но все же из-за влияния мирового финансового кризиса Румыния имеет определенные трудности с модернизацией румынских вооруженных сил под современные требования НАТО.

Обсудили и проблемы США. Профессор Лондонской школы экономики Майкл Кокс констатировал, что в результате мирового финансового кризиса США утратили роль единственного полюса принятия глобальных решений и должны перейти от силовых методов к политике координации и договоренностей.

Директор американской программы определения угроз безопасности Сиракузского университета доктор Бартош Станиславски напомнил европейским коллегам, что у США есть 15 авианосных соединений, которые бороздят просторы океана, а у Европы один французский авианосец и тот в ремонте. Поэтому без США нельзя сегодня серьезно говорить о европейской безопасности.

Многие участники форума обращали внимание на появление новых угроз. Например, директор Оксфордского института государственного управления Крис Донелли заострил внимание на кибератаках государственных информационных систем, изменении климата, эпидемиях новых болезней. Мари-Жерве-Видрикер (Канада), посол, член группы экспертов по разработке новой Стратегической концепции НАТО отметила, что эти угрозы требуют для их преодоления не танковых армий или авианосцев, а координации усилий всех стран мира. НАТО при разработке новой концепции рассчитывает на плотное сотрудничество с Россией.

Генерал-полковник в отставке Клаус Виттман (Германия) выразил надежду, что на лиссабонском саммите наконец-то сдвинется с места проект по созданию европейской системы противоракетной обороны и к нему подключится и Россия. Профессор Московского института международных отношений Андрей Загорский по этому поводу сообщил, что в создании совместной системы ПРО России и ЕС нет больших технических проблем. Он лично принимал участие в консультациях по этому вопросу с российскими военными специалистами еще в 2008 году. Необходимо лишь решение политиков, но здесь пока нет взаимного доверия между сторонами.

В ходе дискуссий были высказаны интересные прогнозы, о том, что в следующем десятилетии возможны изменения на карте мира и Европы, сопоставимые с изменениями 40-х годов прошлого столетия. Возможно исчезновение некоторых государств и появление новых.

Участники форума обменялись мнениями и по другим вопросам, к примеру, — что сменит американскую гегемонию: коллективная безопасность или многополярность? Чего ждать от «роста остальных» полюсов? Теряет ли Запад монополию на несиловые средства воздействия (soft power)? Появится ли новый толчок к сотрудничеству с Грузией и Украиной? Какова идеальная форма сотрудничества с Россией? Останется ли политика относительно постсоветских государств яблоком раздора внутри НАТО? Как определить угрозы? Какие механизмы и стратегии необходимы для укрепления национальной стойкости в мультикультурной и институционально-разнообразной Европе? Какие ресурсы нужны для формирования национальной устойчивости к различным внешним угрозам? Насколько эффективным является партнерство между государством и частным сектором для защиты инфраструктуры? Укрепляет или подрывает региональную стабильность тандем России и Турции?

Участники форума выразили надежду, что все идеи, высказанные на нем окажутся полезными для выработки новой Стратегической концепции общевропейской безопасности, проект которой предполагается рассматривать на саммите НАТО в Лиссабоне 20 ноября.

Сибиряков Сергей
party_leaders_foto_4.gif

По следам моего интервью.

Не секрет, что военная машина США и НАТО давно стала основным инструментом реализации преступных планов т. н. мировой закулисы. К интересам собственно американского народа это не имеет ровным счётом никакого отношения.

Если отбросить метафизику и конспирологию (вещи, на самом деле, достаточно уместные во всём, что касается действий “мировой закулисы”), то причиной вторжения США в Ирак была нефть, а вот в Афганистан – наркотики. Чтобы убедиться в этом – достаточно взглянуть на факты.

Наиболее исчерпывающую информацию по этой теме дал эксперт по вопросам обороны и национальной безопасности Олег Антипов:

“Во время афганской войны 1979-1989 годов американцы поддерживали афганский наркобизнес. За счет этого бизнеса финансировались операции против советского военного контингента. Все лаборатории по производству героина хорошо охранялись душманами, оснащенными переносными зенитно-ракетными комплексами «Стингер». Часть продукции этих лабораторий попадала через Пакистан в другие страны, в том числе и в США. Тем не менее, нам часто удавалось с воздуха уничтожать героиновые лаборатории. Местное население регулярно сообщало о местоположении этих объектов. И эти меры сдерживали увеличение производства наркотиков на территории Афганистана. Так, в середине 80-х годов Афганистан производил всего лишь 50 тонн опиума. Через год после вывода наших войск это производство достигло 600 тонн!

После прихода к власти талибов бизнес афганских наркобаронов значительно сократился и мировая наркомафия начала искать варианты спасения золотого афганского наркобизнеса. Правительство талибов совместно с ООН в течение 2000-2001 годов успешно осуществляло программу по уничтожению наркотиков. В результате производство опиума было сокращено на 94% и упало до 185 тонн. Конечно, это лишь предположения, но я думаю, что вторжение американских войск в Афганистан было пролоббировано мировой наркомафией.

Оккупация Афганистана войсками США и их союзников по НАТО привела к астрономическому увеличению наркотрафика. По данным ООН с 2001 по 2006 год, то есть, за пять лет, этот рост составил 3200%! Здесь нет ошибки. Именно эта цифра содержится в докладе ООН.

Вторжение американских войск в Афганистан было пролоббировано мировой наркомафией

В 2006 году культивируемые площади достигли 165 000 гектаров. В 2001 году, на момент вторжения, они составляли 7 706 гектаров. В феврале 2004 года «Голос Америки» со ссылкой на Госдепартамент США привёл данные о том, что «афганский героин на международном рынке продаётся в 100 раз дороже, чем та цена, за которую его продают афганские крестьяне», то есть, таким образом, доходы от этого бизнеса составляют уже сотни миллиардов долларов.

Известно, что по прибылям торговля наркотиками занимает третье место после торговли нефтью и оружием. И весь этот гигантский наркоресурс находится на территории страны, где присутствует большой контингент войск США и НАТО.

Везде, где появляются американские войска, следом развивается наркоторговля. Лондонская Independent пишет: «Багдад — город, который до марта 2003 года (то есть до агрессии) никогда не видел героина, смертельно опасного наркотика, сейчас наводнён наркотиками, включая героин… Жители Багдада жалуются, что наркотики — такие, как героин и кокаин, сплошь и рядом продаются на улицах иракской столицы. Как следует из ряда источников, контрабанда наркотиков и оружия патронируется ЦРУ для того, чтобы финансировать тайные операции, проводимые американской разведкой по всему миру».

Один из врачей психиатрической больницы Ибн Рушд в Багдаде рассказывал о ситуации не только в Багдаде, но и в Ираке в целом: «Мы никогда не видели гашиша или кокаина в Ираке, но из-за необеспеченности безопасности сейчас мы начали сталкиваться со всеми видами наркозависимости. Ирак стал рынком для контрабандистов из соседних стран».

Если ограниченному контингенту советских войск удавалось эффективно ограничивать производство героина, то почему у войск натовской коалиции это не получается? Может быть, не ставится такой цели высшими руководителями этой коалиции?”

party_leaders_foto_4.gif

ПРИ ОККУПАЦИИ АФГАНИСТАНА ВОЙСКАМИ США НАРКОТРАФИК ВЫРОС НА 3200%

В конце октября оперативные службы по борьбе с наркотиками России, США и Афганистана провели в кишлаке Зерасари района Ачин (провинция Нангархар) совместную операцию, в ходе которой были ликвидированы четыре подпольные лаборатории по производству наркотиков, конфисковано 932кг героина, 156кг опиума, а также сопутствующие материалы для изготовления наркотических веществ. Участие российских специалистов по борьбе с наркотрафиком в операции на территории Афганистана поставило вопрос о том, насколько далеко готовы пойти российские власти и не вернется ли Россия в Афганистан.

О перспективах совместной российско-американской борьбы с наркобизнесом в Афганистане обозревателю ИА REX Сергею Сибирякову рассказал эксперт по вопросам обороны и национальной безопасности Олег Антипов.  

Во время афганской войны 1979-1989 годов американцы поддерживали афганский наркобизнес. За счет этого бизнеса  финансировались операции против советского военного контингента. Все лаборатории по производству героина хорошо охранялись душманами, оснащенными переносными зенитно-ракетными комплексами «Стингер». Часть продукции этих лабораторий попадала через Пакистан в другие страны, в том числе и в США. Тем не менее, нам часто удавалось с воздуха уничтожать героиновые лаборатории. Местное население регулярно сообщало о местоположении этих объектов. И эти меры сдерживали увеличение производства наркотиков на территории Афганистана. Так, в середине 80-х годов Афганистан производил всего лишь 50 тонн опиума. Через год после вывода наших войск это производство достигло 600 тонн!

После прихода к власти талибов бизнес афганских наркобаронов значительно сократился и мировая наркомафия начала искать варианты спасения золотого афганского наркобизнеса. Правительство талибов совместно с ООН в течение 2000-2001 годов успешно осуществляло программу по уничтожению наркотиков. В результате производство опиума было сокращено на 94% и упало до 185 тонн.

Конечно это лишь предположения, но я думаю, что вторжение американских войск в Афганистан было пролоббировано мировой наркомафией.

Оккупация Афганистана войсками США и их союзников по НАТО привело к астрономическому увеличению наркотрафика. По данным ООН с 2001 по 2006 год, то есть, за пять лет, этот рост составил 3200%! Здесь нет ошибки. Именно эта цифра содержится в докладе ООН.

В 2006 году культивируемые площади достигли 165 000 гектаров. В 2001 году, на момент вторжения, они составляли 7 706 гектаров. В феврале 2004 года «Голос Америки» со ссылкой на Госдепартамент США привёл данные о том, что «афганский героин на международном рынке продаётся в 100 раз дороже, чем та цена, за которую его продают афганские крестьяне», то есть, таким образом, доходы от этого бизнеса составляют уже сотни миллиардов долларов.

Известно, что по прибылям торговля наркотиками занимает третье место после торговли нефтью и оружием. И весь этот гигантский наркоресурс находится на территории страны, где присутствует большой контингент войск США и НАТО.

Везде, где появляются американские войска, следом развивается наркоторговля. Лондонская Independent пишет: «Багдад — город, который до марта 2003 года (то есть до агрессии) никогда не видел героина, смертельно опасного наркотика, сейчас наводнён наркотиками, включая героин… Жители Багдада жалуются, что наркотики — такие, как героин и кокаин, сплошь и рядом продаются на улицах иракской столицы. Как следует из ряда источников, контрабанда наркотиков и оружия патронируется ЦРУ для того, чтобы финансировать тайные операции, проводимые американской разведкой по всему миру».

В своё время Хамид Годс, председатель Международного комитета по контролю наркотиков ООН, на одном из заседаний в Вене сказал: «Ослабление контроля границ и инфраструктуры безопасности превращает страны в удобные территории для распространения и транзита наркотиков».

Один из врачей психиатрической больницы Ибн Рушд в Багдаде рассказывал о ситуации не только в Багдаде, но и в Ираке: «Мы никогда не видели гашиша или кокаина в Ираке, но из-за необеспеченности безопасности сейчас мы начали сталкиваться со всеми видами наркозависимости. Ирак стал рынком для контрабандистов из соседних стран».

Возникает много вопросов в связи с вышеизложенной информацией и сообщениями о совместных операциях российских и американских спецслужб против наркоторговцев.

Если ограниченному контингенту советских войск удавалось эффективно ограничивать производство героина, то почему у войск натовской коалиции это не получается? Может быть, не ставится такой цели высшими руководителями этой коалиции? С какой целью привлекают российские спецслужбы? Может быть, таким образом, наркомафия расширяет рынок сбыта афганских наркотиков и в качестве награды дает за это долю в бизнесе российским партнерам?

У меня нет ответов на эти вопросы. Такое партнерство и дружба вызывают тревогу. Не против ли наших народов направлено это партнерство? Ведь на кону стоят сотни миллиардов долларов? Нам надо внимательно изучать обстановку и держать под общественным контролем ситуацию с втягиванием российских государственных структур в игры международной наркомафии на территории оккупированного афганского государства, превратившегося под контролем НАТО в огромную маковую плантацию.